Открыть меню

Джон Стейнбек «Русский дневник»

Очень часто мнения и интересы  двух людей не сходятся, а что говорить в таком случае о целых народах? Джон Стейнбек и его «Русский дневник» приоткрывают «железный занавес» послевоенного времени и знакомят американских читателей с культурой и бытом советского народа.


Джон Стейнбек уже появлялся на страницах Hobbibook. Несколько выпусков назад мы рассматривали его легендарный роман «Гроздья гнева», написанный в 1939 году и рассказывающий о временах Великой депрессии в США.

Но сейчас мне хочется повернуть творчество Стейнбека в другую плоскость. После выхода в свет произведений «Гроздья гнева» и «О мышах и людях», остро вскрывающих внутренние проблемы американского государства, за писателем закрепилось клише заступника обездоленного и бедного  народа. Естественно, Стейнбеку это мешало, что вызвало определенный кризис в его творчестве.

Американский писатель не чуждался пробовать себя в новых амплуа. Он попробовал свои силы в качестве сценариста кинофильмов (например «Жемчужина»), постановщиком театральных пьес.

Порой его интересы переходили в исследовательскую специфику. Ярким примером служит его участие в экспедиции области моря Кортеса. Так в 1940 году Джон Стейнбек превратился в морского биолога. Книга «Море Кортеса», изданная в 1941 году, является отчетом об этом путешествии.

В годы второй мировой войны писатель отправился военным корреспондентом на фронт, но после ранения в 1944 году вернулся домой. Появляются такие произведения, как «Бомбы вниз! История экипажа бомбардировщика», «Спасательная шлюпка» и др.

Возможно, творческие метания Стейнбека продолжались бы и дальше, если бы не его встреча в 1947 году с давним знакомым Робертом Капой, одним из самых известных военных фотокорреспондентов XX века. Венгр по происхождению, Капа в течение всей своей жизни фотографировал войну во многих уголках планеты. Будь то гражданская война в Испании или же японское вторжение в Китай.

Стейнбек и Капа решаются на смелый шаг – заглянуть под «железный занавес», который образовался после Второй мировой войны. Термин «железный занавес» был введен в 1946 году Черчиллем*, им он обозначил информационный и политический барьер, изолирующий СССР и другие социалистические страны от капиталистических стран Запада.

Для справки
*Уинстон Черчилль – премьер-министр Великобритании в 1940—1945 и 1951—1955 годах.

Именно с возникновения идеи и начинает своей «Русский дневник» Джон Стейнбек.

«В газетах каждый день обсуждалась Россия: о чем думает Сталин? Каковы планы русского Генерального штаба? Диспозиция войск, эксперименты с атомным оружием и управляемыми ракетами… И все это писали люди, которые в СССР не бывали и чьи источники информации были небезупречны.

И тут до нас дошло, что о некоторых сторонах российской жизни вообще никто не писал, а это как раз то, что интересует нас больше всего. Как там люди одеваются? Чем ужинают? Устраивают ли вечеринки? Какая там вообще еда? Как они любят и как умирают? О чем говорят? Что они танцуют, о чем поют, на чем играют? Ходят ли их дети в школу? Нам показалось, что хорошо бы узнать обо всем этом, сфотографировать этих людей, написать о них»

Было принято решение о путешествии по Советскому Союзу в течение 40 дней.

Книга «Русский дневник»

«Русский дневник» представляет собой репортаж, подкрепленный фотографиями увиденного американскими гостями. Стилистика автора подкупает своей простотой, искренностью и периодически сквозящим искромётным юмором. Если бы Стейнбек жил в наше время, то смею предположить, что его «контент» пользовался бы бешенной популярностью.

Путешествие репортеров по Советскому Союзу выстроено на уровне контрастов. Перед читателем сначала предстает праздничная Москва, готовящаяся к 800-летию, затем разрушенная территория Украины, Сталинград (ныне Волгоград), который в ходе боевых действий немцы сравняли с землей, и солнечная Грузия.  С самого начала повествования Стейнбек ставит перед собой задачу – не делать никаких выводов и уйти от предубеждений, быть наиболее объективным.

Пересказывать книгу редакция Hobbibook по традиции не станет. Автор статьи лишь остановится на некоторых моментах репортажа, кажущихся наиболее значимыми и актуальными.

Читая строки «Русского дневника», написанные более 70 лет, ловишь себя на мысли, что некоторые аспекты в нашем государстве практически не изменились. В основном – это русская бюрократия, которую невозможно победить. Так или иначе на протяжение всего своего путешествия американцы периодически сталкивались с государственной волокитой, будь то въезд в страну или же разрешение на посещение завода.

Их работа усложнялась тем фактом, что «страх перед фотоаппаратом по-прежнему глубок и силен». Дело в том, что фотоснимок – это неотъемлемый атрибут шпионажа и разведки военного времени. Народ, переживший самую ужасную войну, с опаской относился к фотографированию и уж тем более, когда снимки делают иностранцы. Поэтому на стратегические объекты (заводы, фабрики) путь Стейнбеку и Капе, с фотоаппаратом в руках, был закрыт.

Особое место в книге уделяется советской молодежи, ее нравам и идеологии. И пытаясь понять, что у молодого поколения в умах, Стейнбек посещает музей Ленина в Москве, после которого фиксирует следующее:

«Но во всем музее нельзя найти изображения Троцкого. Троцкий, как учит русская история, перестал существовать и вообще никогда не существовал. Такой исторический подход нам непонятен. Это та история, которую хотелось бы иметь, а не та, что была на самом деле. Нет никакого сомнения в том, что Троцкий оказал огромное историческое влияние на русскую революцию. Не вызывает ни малейшего сомнения также и тот факт, что его смещение и изгнание имели большое историческое значение. Но для русской молодежи его никогда не было. Для детей, которые ходят в Музей Ленина и наглядно знакомятся с историей революции, Троцкого, хорошего ли, плохого ли, никогда не существовало»

Как и Джордж Оруэлл в своем произведении «1984», Стейнбек открыто заявляет о том, что фальсификация истории – это преступление. И чтобы быть предельно честным, перед своим читателем, он упоминает один диалог с гражданином СССР, который в свою очередь тоже высказывал свое недовольство насчет Запада:

«он был в Гайд-парке*, видел там фотографии Рузвельта и Черчилля, Рузвельта и де Голля, но не нашел фотографии Рузвельта и Сталина. Они же были вместе, говорил он, они действовали совместно, так почему же из Гайд-парка убрали их совместные фотографии?»

* Гайд-парк – королевский парк в Лондоне

Для справки
*Гайд-парк – королевский парк в Лондоне.

Автор очень четко подмечает настроения советского народа того времени. Свои личные неприятности он воспринимал с иронией, но, когда дело доходит до описания чувств, страхов и нравственности людей, шутки отбрасываются в сторону и Стейнбек предельно лаконично и хлестко описывает душевные состояния.

« <...>Они говорили о страшных вещах, которые никогда не забудут. О том, как человек отогревал руки в крови только что убитого друга, чтобы суметь нажать на курок винтовки<...>»

«<...> одна женщина сидела на скамейке, а маленький мальчик лет пяти-шести стоял у ограды обелиска так долго, что мы попросили Хмарского поговорить с ним.

Хмарский обратился к нему по-русски:

— Что ты здесь делаешь?

И мальчик будничным голосом ответил:

— Я к папке пришел. Я каждый вечер к нему прихожу.

Здесь не было ни пафоса, ни сентиментальности. Это была просто констатация факта<...>»

Возможно, своим трудом Стейнбеку удалось убедить своих соотечественников, пускай даже их меньшую часть, что русский народ не так дремуч, абсолютно не агрессивен по отношению ко всему остальному миру, как это многим казалось в эпоху Холодной войны и уж тем более не хочет новой войны.

Современному русскому читателю, решившему прочитать «Русский дневник» откроется возможность окунуться в прошлое, понять мироощущение людей после страшнейшей войны, которая разрушила их дома и отняла близких людей. Понять все тяготы и лишения послевоенного времени, возникавшие в момент восстановления страны.  Поверьте – это очень атмосферно!

А завершить эту статью я хочу словами все того же восхитительного американского писателя Джона Стейнбека, которыми он прощается со своим читателям в «Русском дневнике»: «Мы не будем делать никаких выводов, за исключением одного: русские люди похожи на все других людей на Земле. Конечно, есть среди них и плохие, но хороших намного больше.»

 Оставайтесь с нами, подписывайтесь на наши группы в социальных сетях. Читайте книги – это интересно!  smile

Об авторе: Виктор Боченков

Идейный вдохновитель проекта. Род деятельности: сельское хозяйство. Хобби: литература, кинематограф, спорт, вкусно покушать. Мой профиль в социальной сети ВКонтакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Hobbibook · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru